КиноМузыка.Ру
Роль музыки в создании кинофильма

Большая динамика движения в фильме

Кино существенно отличается от оперы и своими темпами в выражении чувств: в фильме чувства выражаются мимикой, жестами, действием и т. п. в очень быстром темпе, в опере эта задача выпадает на долю музыки, требующей на это гораздо большего времени. Таким образом, в силу различия своих изобразительных средств, кино и опера вынуждены оперировать различными темпами временного развития. Остановка движения действия на оперной сцене есть в известном смысле уже апробированное средство, в кино оно неприемлемо.

Единственный выход из этого спора между в корне различными условностями состоит в том, чтобы кинокамера двигалась вокруг поющего актера, нащупывая задний план или окружение певца, что, однако, не всегда драматургически оправдано. Когда мы видим на премьере «Ивана Сусанина» (в кинофильме «Композитор Глинка»), как презрительно поджимают губы аристократические слушатели или как царь покидает свою ложу, то отклонение кинокамеры от оперной сцены драматургически полностью оправдано; здесь подчеркивается осуждение нового национального стиля кругами аристократических слушателей, это — элемент конфликта, переживаемого композитором. Но обычно такое кружение преследует только одну цель — динамизировать оперную статику. В опере мы нередко закрываем глаза, чтобы, глубоко сосредоточившись, всецело наслаждаться пением. Но в кино никто не ходит, чтобы закрывать глаза и слушать механическую запись какой-нибудь арии.

Необходимость большей динамики движения в фильме часто заставляет режиссера сокращать арии и дуэты, даже выбрасывать целые партии из оперной партитуры, подчас резать живую ткань музыкального произведения, на что ни один оперный композитор никогда бы не согласился. Режиссеры прибегают и к другим средствам. Вот поет Герман перед смертью, но «поет» он, сжав губы. Зритель слышит нормальное пение с текстом, но «поющий» не шевелит больше губами, только мимика его убеждает нас, что он еще жив. Мы можем думать, что «слышим» только его мысли. Но почему они тогда поются? Здесь действуют новые условности, не свойственные ни опере, ни кино. Когда Лиза и Герман среди ночи в уснувшем особняке графини во весь голос поют свой любовный дуэт, нам остается только удивляться, как старая графиня в соседней комнате их не слышит. И когда влюбленные в последней сцене прощаются в тиши ночной улицы, мы опять не можем понять, почему, собственно, никто в соседних домах не откроет окна и не отзовется на громкие голоса героев. Кино приучило нас к реалистическому изображению, опера — к условностям. Объединение обоих в одно произведение вызывает логическое недоумение.

Интересные статьи:

Рубрики

Архив КиноМузыка.Ру



Правдивое описание истории музыки из фильмов - КиноМузыка.Ру. Информация для пользователей.